На первом заполярном турнире по кёрлингу «Арктический кубок — 2017» команда Виктории Моисеевой заняла третье место. В интервью RT спортсменка рассказала о впечатлении от соревнований, о потерянном шансе выступить на Олимпиаде и конкуренции с Анной Сидоровой за место в сборной России.

Читать с видео на сайте РТ: https://ru.rt.com/8f6a

— Какой была ваша первая реакция, когда узнали, что окажетесь в Сибири, за Полярным кругом?

— Для нашей команды это не стало большим сюрпризом. В прошлом году здесь проходил мужской турнир, и мы знали, что в будущем будет организован и женский. Мы надеялись, что нам дадут здесь место, и когда его получили, то очень обрадовались. Это такое экстремальное мероприятие, никогда у нас ничего подобного не было. А когда узнали соперниц, то обрадовались вдвойне — значит, будет не просто шоу, но и хороший турнир.

— Что вы знали о Таймыре до того, как оказались здесь?

— Только то, что здесь холодно. Больше ничего не знала. Но нам здесь устраивали экскурсии, водили по музеям, и теперь мы в полной мере ощутили таймырский дух, прониклись им.

— Что вас удивило за пределами арены, что запомнилось?

— Нас водили в большой чум — это местный дом творчества, в краеведческий музей, показывали оленей. Здесь всё по-другому, не так, как дома. Всё было интересно, всё в новинку.

— Норильск известен своими металлургическими заводами. Не хотели бы и там побывать?

— Да, это было бы познавательно. Но у спортсменов не так много свободного времени, и всё оно уходило на музеи.

— У Дудинки, расположенной к Северному полюсу ближе, чем к Москве, есть потенциал для того, чтобы стать центром кёрлинга в России?

— Если здесь будут проводиться турниры такого уровня, то, конечно, есть. Я сама с удовольствием приеду сюда ещё раз. Если кто-то будет спрашивать, то я посоветую оказаться здесь. У турнира такое освещение в СМИ, что многие команды сами заинтересуются, захотят поучаствовать.

— А если турнир перенесут на зиму, когда температура опускается до -40 °C, готовы приехать?

— Не знаю. (Смеётся.) Мне кажется, сложно будет создать условия, чтобы на арене не было холодно. Сейчас здесь комфортная температура.

— Какой у вас до этого был самый необычный турнир?

— Чего-то экстраординарного не было. Разве что в детстве я ездила на турнир в Эстонии. Он проходил в старом здании бывшего завода. Внутри него были уложены дорожки для кёрлинга. Там почти всё открыто, и когда на улице -30 °C, то и внутри -30 °C. Это тоже было экстремально.

— Какую бы вы предложили идею для нового необычного турнира по кёрлингу?

— Мы ездим всегда по одним и тем же странам, и любая новая территория, новый город были бы интересны. Насчёт новой идеи… В принципе, у нас есть каток в Сочи. Когда соревнования проходят весной или осенью, то там пляж соседствует со льдом, и нас это очень радует.

— Как оцените своё выступление на Таймыре? Довольны ли третьим местом?

— Да, безусловно. Конечно, всегда хочется большего, но мы уступили в полуфинале. В матче за третье место настроились, для нас это была финальная точка, и обыграли чемпионок мира из Швейцарии в экстра-энде. Когда заканчиваешь сезон победой, то это, безусловно, радует.

— Какой матч стал самым важным: в котором вы завоевали бронзу, обыграли серебряных олимпийских призёрок из Швеции или завершившийся экстра-эндом с канадками?

— С североамериканками была очень интересная игра. Мы думали, что выиграем, но чуть-чуть не получилось. Нынешним составом мы пока не играли с Дженнифер Джонс, и для нас провести с ней девять эндов — это огромный опыт. Но эта встреча ничего существенного не решала, наши команды уже выходили в плей-офф. Мы тоже собирались и настраивались на игру, но эмоционально было уже проще. А со Швейцарией была игра, когда всё стоит на кону, а это даёт совсем другое настроение.

— Буквально за 15 минут до матча с Канадой вы продолжали общаться и фотографироваться с маленькими болельщиками. Неужели после этого легко было настроиться на полуфинал?

— Это не мешает, так мы чувствуем поддержку родных стен. Очень приятно, когда за тебя болеют. Иногда думаешь, что тебе это помешает сыграть в полную силу, но это не так. Наоборот, мы чувствуем атмосферу праздника — и это помогает.

— Вы называли этот сезон самым успешным в карьере. Что позволило совершить такой прорыв, выиграть чемпионат Европы, навязать борьбу команде Анны Сидоровой?

— Мы всегда были близки к тому, чтобы попасть в сборную, но каждый раз не хватало какой-нибудь мелочи. Но в этом году наш механизм работал как одно целое, мы поняли, как добиваться успеха. Когда это произойдёт один раз, то дальше уже всё идёт как по накатанной.

— Для вас самих тогда стало сюрпризом, что вы поедете на чемпионат Европы вместо действующих победительниц турнира?

— Мы знали, что выступим хорошо в отборе, осознавали, что у нас уже высокий уровень. Не представляли, как будем справляться эмоционально, но надеялись только на лучшее. Когда мы выиграли, то поняли именно это, а уже только через пару дней осознали, что едем на чемпионат Европы, когда все стали об этом говорить. Эти вещи для нас сначала не стыковались никак.

— После проигранного отбора на чемпионат мира у вас уже было разочарование?

— Да, мы были расстроены, очень хотели участвовать. У нас ещё не прошли эмоции от Универсиады и хотелось дальше бороться. И это как раз помешало. Мы играли совсем не так, как осенью, и чувствовали, что именно команда Сидоровой поймала кураж. Было обидно, но победили сильнейшие.

— Уже известно, что отбора на Олимпиаду в Пхёнчхане не будет и туда поедут Сидорова и её напарницы. Как вы отнеслись к такому решению?

— Когда девушки так успешно выступили на чемпионате мира и выиграли серебро, то в глубине души мы поняли, что будет такое решение, готовились к нему психологически. Большого разочарования не было. Мы, конечно, приняли это решение федерации. Хотелось бы выступить на Олимпиаде, но теперь мы ставим перед собой другие цели. Отбор на чемпионат мира пока не отменяли, и он станет для нас важнейшим стартом. В нашей команде никто руки не опускает и смотрит только вперёд.

— Какие у вас отношения с Анной, с её командой?

— Раньше мы очень много ездили на соревнования вместе, жили в одних номерах. В последнее время у нас стала разная подготовка. Не было изначально так, что мы два противоборствующих лагеря. В Швейцарии, например, команды друг друга ненавидят, и им это помогает. У них клубная система, а у нас — сборные на первом месте. Мы радуемся их успехам, победе на Арктическом кубке. Это очень значимо, что на первом этапе Мирового тура в России победила именно наша команда.

— Появится ли через год у России первая олимпийская медаль в кёрлинге?

— Да, это возможно. Команда Сидоровой так долго держится на высоком уровне, выигрывала медали на четырёх чемпионатах мира подряд. Мы победили на чемпионате Европы, поняли, что для этого надо, и видим эти составляющие успеха у Анны и её напарниц. Если только не произойдёт ничего невероятного, то шансы на медали Олимпиады будут.

https://russian.rt.com/sport/article/392914-moiseeva-kyorling-turnir-taimyr